Кол-во книг: 2249, статей - 10036
загрузка...

Разделы


Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право


Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления

«все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 59      Главы: <   48.  49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56.  57.  58. > 

§ 41. МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОСТЬ ДЕЯНИЯ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ОТСУТСТВИЯ ЭЛЕМЕНТОВ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОПАСНОСТИ

I, Понятие преступления по советскому уголовному праву предполагает единство материального и формального признаков. Советский закон, определяя в Особенной части Уголовного кодекса конкретные виды преступлений, исходил из общественной опасности этих деяний. Следовательно, наличие материального признака преступления при совершении деяния, предусмотренного Особенной частью, является общим правилом.

В отдельных случаях возможно наличие формального признака и отсутствие материального, т. е. общественной опасности совершенного деяния. В силу единства материального и формального определений преступления в советском праве при наличии такой коллизии деяние не может быть признано преступным.

Однако определение факта наличия или отсутствия элементов общественной опасности, в случае совершения деяния, прямо предусмотренного Особенной частью, не может быть предоставлено единственно усмотрению суда. Это подрывало бы единство социалистической законности, вносило бы произвол в дело осуществления правосудия по уголовным делам и в ряде случаев позволяло бы преступникам уклониться от законного наказания.

Поэтому советское'законодательство определило два признака, свидетельствующие об отсутствии общественной опасности деяния: малозначительность деяния и отсутствие вредных последствий (примечание к ст. 6 УК РСФСР).

Прежде чем перейти к анализу каждого из этих понятий, |необходимо разрешить принципиальные вопросы: устраняет |ли наличие указанных признаков преступност ь дея-|ния или только его наказуемость, а также устраняет ли наличие этих признаков противоправност ь деяния.

Первоначально норма, устанавливающая отказ от уголовного преследования в аналогичных случаях, была включена в Уголовно-процессуальные кодексы. Статья 4-а УПК РСФСР, введенная 9 февраля 1925 г., гласила:18 «Сверх того, прокурор и суд имеют право отказать в возбуждении уголовного преследования, а равно прекратить производством уголовное дело в тех случаях, когда деяние привлекаемого к уголовной ответственности лица, хотя и содержит в себе признаки преступ-

18 СУ РСФСР 1925 г., № 9, ст.

 

Малозначительность деяния                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                      2Ы

ления, предусмотренного Уголовным кодексом, но не может признаваться общественно-опасным (ст. 6 Уголовного кодекса) вследствие своей незначительности, маловажности и ничтожности своих последствий, а равно, когда возбуждение уголовного преследования или дальнейшее производство дела представляется явно нецелесообразным».

Ст. 4-а УПК являлась продолжением ст. 4, предусматривавшей основания для отказа в возбуждении или для прекращения уголовного преследования. Из этого, казалось бы, можно сделать вывод, что норма ст. 4-а имеет чисто процессуальное, а н& уголовно-материальное содержание. Однако, анализируя содержание ст. 4-а, можно видеть, что она содержит и норму уголовно-материального характера — отказ в возбуждении или прекращение дела вследствие отсутствия признаков общественной опасности деяния,19 и норму уголовно-процессуальную — отказ в возбуждении или прекращение уголовного преследования вследствие его явной нецелесообразности.

Ссылка в ст. 4-а УПК на ст. 6 УК РСФСР прямо свидетельствует о глубоком различии этих двух норм. Поскольку ст. & УК РСФСР 1922 г. говорила, что преступлением признаются только общественн о-о пасные деяния, отсутствие этого признака исключало деяние из круга преступлений,

В практике обнаружилась тенденция к слишком широкому применению ст. 4-а УПК, именно в той ее части, которая относится к уголовно-процессуальному праву, так как довольно неопределенный критерий нецелесообразности возбуждения или дальнейшего производства дела не служил достаточно ясным руководством при разграничении деяний, подлежащих и не подлежащих уголовному преследованию. Поэтому Президиум Верховного суда РСФСР постановлением от 18 ноября 1925 г.20 предложил ограничить применение ст. 4-а только случаями, когда последствия деяния были незначительны или совершенное преступление было маловажным. Вместе с тем, Президиум Верховного суда РСФСР предложил всем судам представить свои соображения о соответствующем изменении законодательства.

19                      Это отметил и доклад о работе УКК Верховного суда РСФСР за 1925 г.: «С вопросом о наличии или отсутствии в действиях лица состава преступления тесно связан вопрос о принципах применения ст. 4-а УПК,— статьи, которая по своей сущности скорее является нормой материального, чем процессуального порядка» («Еженедельник советской юстиции» № 2> 1927). Последующее включение материально-правовой части ст. 4-а УПК в УК РСФСР подтверждает этот вывод УКК Верховного суда.

20                    Сборник циркуляров и важнейших разъяснений Пленума Верховного суда РСФСР, январь 1925 г.— май 1926 г. М., 1927, стр. 14—46.

 

262                                                                                                                                                                                                         Общее определение преступления в советском праве

После рассмотрения представленных пленумами губернских судов соображений пленум Верховного суда РСФСР 28 июня 1926 г.21 признал необходимой в Уголовном кодексе статью, которая «давала бы судам и прокуратуре возможность практически применять свойственное советскому уголовному праву понимание преступления как социально-опасного деяния, а не как формального нарушения уголовного закона, и, следовательно, устраняла бы возможность предания суду и вынесения обвинительных приговоров за деяния, лишь формально подпадающие под признаки какой-либо статьи Особенной части УК, но не представляющие по своему содержанию того минимума социальной опасности, который в силу ст. 6 УК является необходимым свойством преступления».

Вместе с тем, пленум счел необходимым ввести и норму, содержащуюся в ст. 8 ныне действующего УК РСФСР 1926 г. пленум Верховного суда РСФСР сделал соответствующее представление законодательным органам РСФСР, на рассмотрении которых в это время находился проект Уголовного кодекса РСФСР.

Предложения эти были приняты, и в Уголовный кодекс РСФСР были включены примечания к ст. 6 и ст. 8 в редакции, предложенной пленумом Верховного суда РСФСР. Одновременно, по представлению того же пленума, из УПК была исключена ст. 4-а, причем, по разъяснению указанного пленума, прекращение дел при наличии признаков примечания к ст. 6 УК должно было производиться в порядке пункта 5 ст. 4 УПК, т. е. за отсутствием состава преступления. Это означало, что наличие признаков, предусмотренных примечанием кет. 6 УК, Исключало состав преступления, следовательно,— не только ршказуемость, но и преступность деяния.

На указанном обстоятельстве специально,останавливалось также директивное письмо Народного комиссариата юстиции и Верховного суда РСФСР по применению Уголовного кодекса редакции 1926 г.22 НКЮ и Верховный суд писали: «Уголовный кодекс 1926 г. делает практический вывод из того определения сущности преступления, которое содержалось в УК 1922 г. и содержится в УК 1926 г.». «Из такого отношения к сущности преступления вытекает, что если данное конкретное действие лишено указанных признаков социальной опасности, оно не может рассматриваться как преступление, хотя бы формально и подходило под признаки какой-либо статьи Особенной части

21                    Сборник циркуляров и важнейших   разъяснений пленума Верховного суда РСФСР, январь 1925 г.—май 1926 г., М,, 1927, стр. 14—16.

22                     «Еженедельник советской юстиции», Л? 2, 1927.

 

Малозначительноапь деяния                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                      263

УК...» Далее в директивном письме отмечается, что УК 1922 г. не делал такого вывода, что приводило иногда к неправильному осуждению за деяния, в которых по существу отсутствует состав преступления.

Постановление Пленума Верховного суда СССР от 21 сентября 1939 г. и определение судебной коллегии Верховного суда СССР № 66 1944 г. частично приравнивают прекращение дела по примечанию к ст. 6 УК РСФСР в смысле правовых последствий к оправдательному приговору, указывая, что в этом случае освобожденный вправе требовать выдачи заработной платы за 2 месяца. 23 Следовательно, Верховный суд СССР признает, что наличие признаков примечания к ст. 6 УК РСФСР исключает преступность деяния.

II. Общесоюзное законодательство до 1929 г. не содержало норм, подобных норме примечания к ст. 6 УК РСФСР. Затем в Основы уголовного судопроизводства СССР и союзных республик 13 октября 1929 г.24 была введена новая ст. б1, в которой, как и в ст. 4-а УПК РСФСР, соединены две нормы— уголовно-материального и уголовно-процессуального характера. Ст. б1 Основ уголовного судопроизводства установила два основания прекращения уголовного дела: а) отсутствие признака общественной опасности совершенных действий вследствие их маловажности и ненаступления вредных последствий и б) отсутствие признака общественной опасности совершенных действий в силу конкретной социально-политической обстановки.

Первое основание вообще исключает наличие преступления,! второе же исключает только уголовное преследование и, сле-| довательно, применение наказания.

На основании ст. б1 Основ уголовного судопроизводства соответственные нормы в УССР, Грузинской и Туркменской ССР включены в  Уголовно-процессуальный кодекс.

Следует признать более точным содержание норм УК РСФСР (примечание к ст. 6), Узбекской ССР, Азербайджанской ССР, Армянской ССР и Таджикской ССР, которые вообще исключают из числа преступленийдеяния, хотя и предусмотренные статьями Уголовного кодекса, но не являющиеся общественно-опасными в силу маловажности и отсутствия вредных последствий.25 Нормы

23 Судебная практика Верховного суда СССР, вып. 1 (XI), М., 1945.

21 СЗ СССР 1929 г., № 67, ст. 626.

25 УК БССР 1928 г. также содержит соответствующую статью (ст. 12), „v, она говорит о неприменении наказания в указанных случаях. Таким образом, деяние все же признается преступным. Ст. 12 УК БССР добавляет еще новый.призпак— отсутствие общественной опасности лица, со-

п о (

 

264                                                                                                                                                                                                                              Общее определение преступления в советском праве

указанных кодексов более соответствуют материальному определению преступления, данному в ст. 6 УК РСФСР, чем нормы Основ уголовного судопроизводства и УПК УССР, Грузинской ССР и Туркменской ССР.

Надо отметить еще одно существенное различие между этими нормами. Примечание кет. 6 УК РСФСР и еоответствую-

|щие статьи уголовных кодексов еще пяти союзных республик безусловно исключают уголовную ответственность при отсутствии общественной опасности деяния.

J     Основы уголовного судопроизводства и статьи УПК УССР, Грузинской ССР и Туркменской ССР освобождают в этих случаях от уголовного преследования факультативно. Это не вполне последовательно. Если деяние признается лишенным •общественной опасности, то, поскольку мы исходим из материального  определения преступления,  оно  не   должно влечь наказания.

Факультативность освобождения от уголовного преследования или от применения меры наказания вполне уместна при {наличии второго основания, указанного в ст. б1 Основ уголовного судопроизводства,— когда деяние не признается обще-[ственно-опасным в силу конкретной социально-политической обстановки. В этом случае деяние в момент его совершения было |общественно-опасным, т. е. преступлением, но отпала необходимость применения мер уголовного наказания, что нив какой !мере не аннулирует факта, что преступление было совершено. Уголовный кодекс РСФСР правильно разграничил основания, по которым деяние вообще не является преступным в момент совершения (примечание к ст. 6 УК РСФСР), и основания, по которым деяние, являвшееся преступным в момент совершения, не подлежит уголовному наказанью (ст. 8 УК).28 [Однако признание совершенного деяния непреступным в силу [примечания к ст. 6 УК РСФСР  не исключает обязательно •его противоправности.  Оно может оставаться гражданским

вершившего преступление. По буквальному смыслу вакона это обстоятельство не исключает наличия преступления, а дает лишь основание дл« освобождения от наказания.

26 Учебник уголовного права ВИЮН напрасно отнес содержание с г. 8 УК РСФСР к общему понятию преступления (Общая часть, стр. 158). Применение ст. 8 отнюдь не означает, что совершенное деяние не было преступлением, оно и не переставало быть преступным; в ст. 8 речь идет о неприменении наказания. Правда, в упомянутом постановлении пленума Верховного суда РСФСР от 28 июня 1926 г. говорилось, что при наличии признаков ст. 8 УК РСФСР суд отвергает состав преступления, но это выражение неточно, так как текст ст. 8 говорит только о неприменении наказания.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                     ♦

 

Признаки малозначительности деяния                                                                                                                                                                                                                                                                                     265

правонарушением, или административным деликтом, или служебным проступком и может влечь установленные соответственными законами последствия. Оно безусловно исключается лишь из сферы уголовно-противоправного, преступного, но не противоправного вообще.27

«все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 59      Главы: <   48.  49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56.  57.  58. > 

Лучшие книги


Введение в право - П. Сандевуар.
Господарське право України - В.С. Щербина.
Основи римського приватного права - Є.М. Орач, Б.Й. Тишик.
Жилищное право - О.А. Городов.
Государственное и региональное управление - Э.А. Уткин, А.Ф. Денисов.
Адвокат как субъект доказывания в гражданском и арбитражном процессе - А.А. Власов.
Защита в советском семейном праве - З.В. Ромовекая.
Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела - В.Д. Арсеньев, В.Г. Заблоц
Идентификация при расследовании преступлений - В.Я. Колдин.
Правоохранительные органы. Конспекты лекций - Р.А. Беленков.
Государство и местное самоуправление в России. Теоретико-правовые основы взаимодействия - Е.М. Ковешников.
Организация управления оперативно-розыскной деятельностью - В.П. Хомколов.
Криминалистика - Л.Л. Каневский.
Административное право из курса правоведения по Народной энциклопедии изд. 1911 г.
Обязательное государственное страхование и единовременные пособия для военнослужащих, получивших повреждение здоровья -
Ответственность в системе гарантий конституционных норм - Н.А. Боброва, Т.Д. Зражевская.
Налогообложение в сельском хозяйстве - Е.Ю. Бирюкова.
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права - Д.А. Малиновский.
Административно-территориальная организация капиталистического государства - А.А. Транин.
Отражение хозяйственных операций по новому плану счетов - А.В. Брызгалин, В.Р. Берник.




Кол-во книг: 2249, статей - 10036
 
polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.