Тексты книг принадлежат их авторам и размещены для ознакомления Кол-во книг: 2249, статей - 0

Разделы

Теория государства и права
Аграрное право
Государственное право зарубежных стран
Семейное право
Судебные и правоохранительные органы
Криминальное право
История государства и права России
Административное право
Гражданское право
Конституционное право России
История государства и права зарубежных стран
История государства и права Украины
Банковское право
Правовое регулирование деятельности органов ГНС
Юридическая психология
Финансовое право
Юридическая деонтология
Трудовое право
Предпринимательское право
Конституционное право Украины
Разное
История учений о государстве и праве
Уголовное право
Транспортное право
Авторское право
Жилищное право
Международное право
Международное право
Наследственное право
Налоговое право
Экологическое право
Медицинское право
Информационное право
Судебное право
Страховое право
Торговое право
Хозяйственное право
Муниципальное право
Договорное право
Частное право
загрузка...



загрузка...

Глава 2. Оспаривание неправомерных действий должностных лиц и органов военного управления, в том числе вытекающих из жилищных правоотношений

 

Оспаривание неправомерных действий должностных лиц и органов военного управления, в том числе вытекающих из жилищных правоотношений, осуществляется в соответствии с Конституцией Российской Федерации, ГПК РФ (гл. 23 и 25)*(211).

В ст. 156 ЖК РСФСР, посвященной разрешению жилищных споров, не определяется, какие жилищные споры разрешаются судами. В настоящее время суды рассматривают все дела, вытекающие из жилищных правоотношений, если действиями государственного органа, общественной организации, должностного лица нарушены права и свободы граждан.

С принятием Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" подсудность гражданских дел военным судам расширена: наряду с рассмотрением заявлений на действия органов военного управления и воинских должностных лиц на военные суды возложено также рассмотрение исков о защите прав военнослужащих.

В соответствии со ст. 7 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" военным судам подсудны гражданские дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений. Согласно ст. 254 ГПК РФ заявление военнослужащего, оспаривающего решение, действие (бездействие) органа военного управления или командира (начальника) воинской части, подается в военный суд (п. 3).

Военным судам на территории Российской Федерации не подсудны гражданские дела по искам и заявлениям на действия (бездействие) иных государственных или муниципальных органов, юридических или физических лиц, а также гражданские дела по искам и жалобам граждан, не имеющих статуса военнослужащих, за исключением граждан, уволенных с военной службы (прошедших военные сборы), если они обжалуют или оспаривают действия (бездействие) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятые ими решения, нарушившие их права, свободы и охраняемые законом интересы в период прохождения ими военной службы.

ГПК РФ, вступивший в силу с 1 февраля 2003 г., внес некоторые изменения в порядок рассмотрения указанной категории дел.

С 1 февраля 2003 г., процессуальным документом, на основании которого возбуждается гражданское дело в военном суде, вытекающее из жилищных правоотношений, является заявление (ранее - жалоба).

Главой 23 регулируется оспаривание нормативных правовых актов*(212) полностью или в части, исходящих от органов государственной власти, органов местного самоуправления или должностных лиц (в том числе органов военного управления, воинских должностных лиц), если гражданин (военнослужащий) считает, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом нарушаются его права и свободы, гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другими нормативными правовыми актами, и если их оспаривание не отнесено федеральным законом к компетенции иных судов (Конституционного Суда Российской Федерации, арбитражных судов).

Главой 25 регулируется оспаривание решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих (в том числе органов военного управления, воинских должностных лиц). В данном случае под решениями, которые оспариваются, понимаются, как правило, ненормативные правовые акты. К решениям, действиям (бездействию) органов военного управления или воинского должностного лица, оспариваемым в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых нарушены права и свободы военнослужащего, созданы препятствия к осуществлению военнослужащим его прав и свобод, на военнослужащего незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

Военнослужащие и граждане, проходящие военные сборы (далее - военнослужащие) вправе оспорить в военном суде решение, действие (бездействие) органа военного управления, воинских должностных лиц путем подачи заявления, если считают, что нарушены их права и свободы. Они вправе обратиться непосредственно в военный суд или в вышестоящий в порядке подчиненности орган военного управления, или к вышестоящему должностному лицу, т.е. военнослужащему принадлежит право выбора способа защиты своих прав по своему усмотрению - судебный или несудебный (административный) порядок. Действующим законодательством установлено, что обращение военнослужащего в вышестоящий в порядке подчиненности орган или к должностному лицу не является обязательным условием для подачи заявления в военный суд.

К действиям (бездействию) органов военного управления и воинских должностных лиц, подлежащим судебному оспариванию, в частности, относятся:

- необеспечение квартирным довольствием и другие вопросы, возникающие при прохождении военной службы и касающиеся установленных законами дополнительных прав и преимуществ военнослужащих;

- отказ в постановке на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий, снятие с учета, перенос очереди на получение жилого помещения;

- отказ в выдаче или свидетельствовании органами военного управления и воинскими должностными лицами копий документов, касающихся прав и законных интересов обратившихся к ним военнослужащих.

Вместе с тем суды не вправе рассматривать требования военнослужащих и других граждан, разрешение которых отнесено к компетенции иных органов: о предоставлении жилого помещения лицам, нуждающимся в улучшении жилищных условий; о предоставлении жилого помещения меньшего размера взамен занимаемого и т.д. Такие споры разрешаются в административном порядке.

Пленум Верховного Суда РСФСР в п. 2 постановления "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РСФСР" от 26 декабря 1984 г. N 5 обратил внимание судов на то, что, решая вопрос о принятии искового заявления, в каждом случае необходимо проверить, подведомственно ли суду заявленное требование.

Заявление подается в военный суд по подсудности, т.е. в военный суд соответствующего уровня, в зависимости от предмета оспариваемого права:

- в Военную коллегию Верховного Суда Российской Федерации подаются заявления об оспаривании ненормативных актов Президента Российской Федерации, нормативных актов Правительства Российской Федерации, Министерства обороны Российской Федерации, иных федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, касающихся прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы;

- в окружной (флотский) военный суд подаются заявления, если возбуждаемое гражданское дело будет связанно с государственной тайной;

- все остальные заявления подаются в соответствующий гарнизонный военный суд, который действует на территории, где дислоцируются один или несколько военных гарнизонов. Заявление может быть по выбору военнослужащего подано в военный суд по месту его жительства или по месту нахождения органа военного управления или воинского должностного лица, решение, действие (бездействие) которых оспариваются. Поскольку место жительства военнослужащего и место нахождения органа военного управления или воинского должностного лица, как правило, совпадают, постольку обычно дело подсудно одному и тому же гарнизонному военному суду.

Если правила подсудности нарушены, судья отказывает в принятии заявления, что не мешает заявителю заново обратиться в соответствующий суд.

Военный суд приступает к рассмотрению дела, как было уже указано, на основании заявления военнослужащего. При этом в принятии заявления может быть отказано или ранее возбужденное дело будет прекращено, если имеется решение суда, принятое по заявлению о том же предмете и вступившее в законную силу.

Военнослужащий вправе обратиться в военный суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод. Пропуск трехмесячного срока обращения в военный суд с заявлением не является для суда основанием для отказа в принятии заявления. Причины пропуска срока выясняются в предварительном судебном заседании или судебном заседании и могут являться основанием для отказа в удовлетворении заявления. Пропуск установленного процессуального срока означает для лица, пропустившего срок, прекращение его права на процессуальное действие. Поэтому в случае пропуска установленного трехмесячного срока необходимо вместе с заявлением подать ходатайство о восстановлении пропущенного срока в письменной форме, обосновать уважительность пропуска срока и привести соответствующие доказательства.

Действующим законодательством установлено, что заявление подается в письменной форме. В ГПК РФ закреплены требования к содержанию заявления, в котором должно быть указано, какие решения, действия (бездействие) должны быть признаны незаконными, какие права и свободы лица нарушены этими решениями, действиями (бездействием). В заявлении должны быть указаны:

1) наименование военного суда, в который подается заявление;

2) фамилия, имя, отчество военнослужащего, его место жительства, а также фамилия, имя, отчество представителя и его адрес, если заявление подается представителем;

3) наименование органа военного управления (воинского должностного лица), решение, действие (бездействие) которого оспариваются, его местонахождение;

4) какие решения, действия (бездействие) органа военного управления (воинского должностного лица) должны быть признаны незаконными, какие права и свободы военнослужащего нарушены этими решениями, действиями (бездействием) и требования военнослужащего;

5) обстоятельства, на которых военнослужащий основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства;

6) перечень прилагаемых к заявлению документов.

В заявлении могут быть указаны номера телефонов, факсов, адреса электронной почты военнослужащего, его представителя, органа военного управления (воинского должностного лица), иные сведения, имеющие значение для рассмотрения и разрешения дела, а также изложены ходатайства. Заявление подписывается военнослужащим или его представителем при наличии у него полномочий на подписание заявления и предъявление его в военный суд.

К заявлению прилагаются:

- его копии для органа военного управления (воинского должностного лица);

- документ, подтверждающий уплату государственной пошлины;

- доверенность или иной документ, удостоверяющие полномочия представителя военнослужащего;

- документы, подтверждающие обстоятельства, на которых военнослужащий основывает свои требования, копии этих документов для органа военного управления (воинского должностного лица), если копии у них отсутствуют.

Подача заявления облагается, как и ранее, государственной пошлиной, размер которой не изменился и составляет 15% от минимального размера оплаты труда.

Заявление рассматривается судом в течение десяти дней с участием военнослужащего, руководителя или представителя органа военного управления, воинского должностного лица, решения, действия (бездействие) которых оспариваются. Неявка в судебное заседание кого-либо из указанных лиц, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания, не является препятствием к рассмотрению заявления. При рассмотрении и разрешении дела не применяются правила заочного производства, т.е. военный суд в случае отсутствия в судебном заседании представителя органа военного управления, воинского должностного лица или его представителя, извещенных о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, принимает решение. В то же время военный суд может признать обязательной явку в судебное заседание представителя органа военного управления или воинского должностного лица. В случае неявки указанные лица могут быть подвергнуты штрафу в размере до десяти установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда.

Дело рассматривается и разрешается судьей военного суда единолично. Обязанности по доказыванию законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов военного управления или воинского должностного лица возлагаются на органы и лица, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие). При рассмотрении и разрешении дела военный суд может истребовать доказательства по своей инициативе в целях правильного разрешения дела. Должностные лица, не исполняющие требований суда о предоставлении доказательств, подвергаются штрафу в размере до десяти установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда.

При рассмотрении и разрешении дела военный суд не связан основаниями и доводами заявленных военнослужащим требований и вправе выйти за их пределы в целях проверки законности деятельности органа военного управления, воинского должностного лица. Но в любом случае проверка законности деятельности указанных лиц осуществляется в пределах рассматриваемого дела. Военный суд вправе приостановить действие оспариваемого решения органа военного управления или воинского должностного лица до вступления в законную силу решения суда.

Военный суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего органа военного управления, воинского должностного лица устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод военнослужащего или препятствие к осуществлению военнослужащим его прав и свобод.

Решение военного суда направляется для устранения допущенного нарушения закона руководителю органа военного управления, воинскому должностному лицу, решения, действия (бездействие) которых были оспорены, либо в вышестоящий в порядке подчиненности орган, должностному лицу в течение трех дней со дня вступления решения суда в законную силу. Решение военного суда вступает в законную силу по истечении срока на кассационное обжалование, если оно не было обжаловано. Срок кассационного обжалования - десять дней со дня принятия решения военным судом в окончательной форме, т.е. полного мотивированного решения. В случае подачи кассационной жалобы решение военного суда, если оно не отменено судом кассационной инстанции, вступает в законную силу после рассмотрения дела судом кассационной инстанции.

После вступления в законную силу решения военного суда лица, участвующие в деле, а также иные лица не могут заявлять в суде те же требования и по тем же основаниям.

Исполняется решение военного суда в установленный этим же решением срок. Об исполнении решения должно быть сообщено в военный суд и военнослужащему не позднее чем в течение месяца со дня получения решения органом военного управления, воинским должностным лицом.

В судебной практике часто встречаются споры, вытекающие из реализации прав и льгот военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, предусмотренных Федеральным законом "О статусе военнослужащих". При рассмотрении жалоб военнослужащих, связанных с осуществлением ими права на жилище, необходимо иметь в виду, что основания и порядок обеспечения военнослужащих жильем регулируются как Федеральным законом "О статусе военнослужащих", так и нормами жилищного законодательства Российской Федерации.

По предусмотренным законом основаниям жилые помещения предоставляются военнослужащим и проживающим совместно с ними членам их семей не позднее трехмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы за счет жилищного фонда Министерства обороны Российской Федерации или иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба.

При решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, следует исходить из положений ст. 53 ЖК РСФСР.

В предусмотренных законом случаях (пп. 13 и 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих") военнослужащие и граждане, уволенные с военной службы, обеспечиваются жилыми помещениями органами местного самоуправления.

Указанным военнослужащим и гражданам жилое помещение предоставляется органами местного самоуправления в течение трех месяцев после их прибытия на избранное место жительства. Данной нормой фактически дополнен предусмотренный ст. 29 ЖК РСФСР перечень оснований признания граждан нуждающимися в улучшении жилищных условий.

В соответствии с законом жилые помещения за счет жилищного фонда Министерства обороны Российской Федерации или иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, а также безвозмездная финансовая помощь за счет указанных органов должны предоставляться военнослужащим по месту их военной службы.

При желании военнослужащих получить жилые помещения не по месту службы, а по избранному месту постоянного жительства они обеспечиваются жильем органами местного самоуправления в порядке, предусмотренном пп. 13 и 14 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих". Вместе с тем требования военнослужащих о предоставлении им жилых помещений не по месту их военной службы за счет фонда Министерства обороны Российской Федерации или иного федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, могут являться обоснованными в тех случаях, когда соответствующие органы военного управления, воинские части и учреждения участвуют в строительстве жилых домов или покупают квартиры в населенных пунктах и местностях, избранных военнослужащими для постоянного проживания после увольнения с военной службы. В этих случаях нуждающиеся в улучшении жилищных условий военнослужащие, проходящие службу в указанных органах, частях и учреждениях и подлежащие увольнению, вправе претендовать на получение этого жилья.

Положения п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих", запрещающего увольнение со службы военнослужащих, проходящих ее по контракту, без обеспечения их жильем по установленным нормам, распространяются на лиц, общая продолжительность военной службы которых составляет 10 и более лет, подлежащих увольнению по достижении предельного возраста пребывания на службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями и на момент увольнения не имеющих жилого помещения для постоянного проживания либо нуждающихся в улучшении жилищных условий по нормам, установленным федеральным законом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Предусмотренную п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" возможность увольнения указанных военнослужащих с предоставлением им жилых помещений по избранному месту постоянного жительства органами местного самоуправления, в том числе и за счет государственных жилищных сертификатов, закон связывает с наличием у военнослужащего такого желания. Поэтому для увольнения военнослужащих, перечисленных в указанной норме, без предоставления им жилых помещений органами военного управления по месту увольнения требуется их четко выраженное согласие получить государственный жилищный сертификат либо согласие получить жилье в другом населенном пункте в порядке, установленном пп. 13 и 14 ст. 15 вышеназванного Федерального закона. Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1998 г. N 1054 утверждены Правила учета таких военнослужащих, в соответствии с которыми желание военнослужащего получить жилое помещение от органов местного самоуправления избранного постоянного места жительства должно быть выражено в форме рапорта по команде и заявления на имя главы муниципального образования.

При досрочном увольнении военнослужащих с военной службы по их желанию в связи с нарушением в отношении их условий контракта или в связи с признанием их ограниченно годными к военной службе по состоянию здоровья (подп. "а" и "б" п. 3 ст. 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе") они по основаниям и в порядке, предусмотренным п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих", должны обеспечиваться жилыми помещениями как увольняющиеся соответственно в связи с организационно-штатными мероприятиями или по состоянию здоровья.

Военнослужащие, имеющие право на обеспечение жилыми помещениями, не могут быть уволены с военной службы с оставлением их в списке очередников на получение жилых помещений (улучшение жилищных условий) по последнему месту военной службы при отсутствии их согласия на такое увольнение.

В случаях когда указанные военнослужащие, настаивая на досрочном увольнении с военной службы по вышеназванным основаниям, согласились уволиться без предоставления жилья, оснований для их последующего восстановления на военной службе для обеспечения жилыми помещениями не имеется, поскольку в этом случае требования п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" не нарушаются.

В случае незаконного увольнения с военной службы военнослужащего до приобретения им права на пенсию за выслугу лет либо без обеспечения его жилым помещением он на основании п. 2 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" подлежит восстановлению на службе в прежней (или с его согласия - равной или не ниже) должности с возмещением всех причиненных убытков и компенсацией морального вреда. При этом признание военнослужащего не годным по состоянию здоровья к военной службе или достижение им предельного возраста состояния на военной службе не может служить препятствием к принятию такого решения.

В том случае, если увольнение военнослужащего, проходившего военную службу по контракту, произведено на законных основаниях, однако нарушен установленный Положением о порядке прохождения военной службы, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237, порядок увольнения военнослужащего (не обеспечен положенными видами довольствия, не предоставлен отпуск и др.), должно приниматься решение не о восстановлении военнослужащего на военной службе, а только об отмене приказа об исключении этого лица из списков личного состава воинской части, восстановлении конкретных нарушенных прав и возмещении ущерба. При этом срок, в течение которого восстанавливались нарушенные права, подлежит включению в срок военной службы путем возложения на соответствующее должностное лицо обязанности изменить дату исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части.

В случае если нарушение прав военнослужащего может быть устранено без восстановления его на военной службе или в списках личного состава воинской части и сам военнослужащий не ставит вопрос об этом восстановлении, судом выносится решение только об устранении допущенного нарушения.

Приведем наиболее характерные примеры жилищных споров из судебной практики по гражданским делам за 1993-2003 гг., связанным с нарушением законодательства при обеспечении жильем военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей.

1. В соответствии с ч. 2 п. 1 ст. 22 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" военнослужащие, прослужившие 10 лет и более, не могли быть уволены с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями без предоставления им и членам их семей жилых помещений по нормам, установленным законодательством.

Прокурор Фрунзенского района Санкт-Петербурга обратился в суд с иском в интересах К. к администрации района о предоставлении жилой площади в соответствии с п. 6 ст. 15 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих", предусматривающим, что граждане, уволенные с военной службы по достижении предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями, при продолжительности военной службы 10 лет и более и члены их семей обеспечиваются органами местного самоуправления жилыми помещениями по установленным нормам не позднее чем в трехмесячный срок со дня подачи заявления. Судом установлено, что К., уволенный с военной службы по состоянию здоровья при общей продолжительности службы 34 года, проживает с семьей в коммунальной квартире, состоит на учете лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Заявление прокурора судом удовлетворено, на районную администрацию возложена обязанность предоставить К. жилое помещение с соблюдением нормы жилой площади на каждого члена семьи.

2. Подполковник запаса П. обратился в суд с жалобой на действия командира войсковой части 00000, связанные с отказом оказать ему безвозмездную финансовую помощь в размере 100% стоимости однокомнатной кооперативной квартиры. В суде установлено, что П., имеющему общую продолжительность военной службы свыше 25 лет и нуждающемуся в улучшении жилищных условий, согласно указанию ГлавКЭУ МО РФ была оказана такая помощь в размере 75% стоимости квартиры. Принимая во внимание то, что командир части руководствовался подзаконным актом, противоречащим Закону Российской Федерации "О статусе военнослужащих", военный суд Московского гарнизона признал жалобу обоснованной и обязал командира части оказать П. безвозмездную финансовую помощь в размере 100% стоимости указанного жилого помещения.

3. В судебной практике нет определенности в вопросах применения законодательства о приватизации жилья в закрытых военных городках.

По некоторым делам жалобы на отказ в приватизации признавались судами необоснованными в связи с тем, что жилая площадь в закрытых военных городках имеет целевое назначение и ее приватизация запрещена. Такая позиции представляется правильной. Другие суды, рассматривая аналогичные дела, удовлетворяли практически все жалобы, ссылаясь в решениях на то, что военные городки, называясь закрытыми, по сути таковыми не являлись, либо неправильно применяя материальный закон.

Так, удовлетворяя жалобы К., И., Б., Е. на отказ Щелковской КЭЧ в приватизации квартир в Новом городке Щелковского района, в г. Щелково-3, суд неправомерно руководствовался Законом Российской Федерации "О закрытом административно-территориальном образовании" в редакции 1996 г. В соответствии со ст. 8 этого Закона разрешена приватизация жилья в ЗАТО и установлен ее порядок. Из материалов дел следует, что Новый городок и г. Щелково-3 являются закрытыми военными городками, перечень которых был утвержден командующим Московского военного округа в сентябре 1994 г. Судом не учтено, что по правовому статусу закрытые военные городки, в том числе вышеуказанные, к ЗАТО не относятся. Более того, ст. 4 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" приватизация жилых помещений в закрытых военных городках запрещена, что обусловлено целевым назначением жилой площади в военных городках.

По ряду дел Щелковский городской суд Московской области без должного правового обоснования и исследования всех обстоятельств удовлетворил жалобы С. и других граждан на отказ в приватизации жилья только на основании справок местной администрации о том, что спорные жилые помещения расположены в домах, находящихся "на фактически открытой части поселка Монино". В деле по жалобе Г. имеется документ ГлавКЭУ г. Москвы от 14 марта 1997 г. о том, что п.г.т. Монино Московской области имеет статус закрытого военного городка согласно приказу командующего МВО от 16 сентября 1994 г. N 29/1/0264, оставленный судом без внимания, однако нет справки, на которую ссылается суд в решении об удовлетворении жалобы. Причем в резолютивной части решений суд, признавая обжалуемые отказы незаконными, не обязывает КЭЧ выполнить определенные действия по оформлению приватизации, но требует "...признать право собственности на жилые помещения..." за заявителями без учета интересов членов их семей, в том числе несовершеннолетних детей (дела по жалобам Н., С., К.).

Несоблюдение требований материального и процессуального законов при рассмотрении указанных дел, самоустранение КЭЧ от участия в процессах по жилищным спорам привело к тому, что жилищный потенциал воинских частей значительно снизился и ухудшилась и без того неблагоприятная ситуация с обеспечением жильем военнослужащих, проходящих военную службу.

Советским районным судом г. Улан-Удэ и Кяхтинским районным судом в 1994-1995 гг. удовлетворено 28 жалоб граждан на отказ в приватизации жилья в закрытых военных городках. Незаконные судебные решения по протестам Верховного Суда Республики Бурятия были отменены в 1996 г. При новом рассмотрении в удовлетворении 13 жалоб отказано; остальные 15 оставлены без рассмотрения в связи с неоднократной неявкой заявителей либо неустановлением их нового места жительства, поскольку многие выехали из Бурятии, предварительно продав приватизированные на основании судебных решений квартиры (в г. Кяхта продано 10 квартир).

4. Как правило, удовлетворяются судами требования о возмещении ущерба, причиненного неисполнением обязательств по договорам подряда на строительство жилых домов, так как по сути своей они бесспорны. Таганрогским городским судом Ростовской области рассмотрено 19 таких дел. Причиной возникновения споров послужило неисполнение ИЧП "Иммельман" обязательств по договорам подряда, заключенным с военнослужащими В., К., Л. и др. Согласно договорам заказчики перечислили подрядчику денежные суммы на строительство жилья (безвозмездная финансовая помощь за счет средств Министерства обороны Российской Федерации), а подрядчик обязался построить жилые дома для семей заказчиков к сентябрю 1996 г. ИЧП "Иммельман" обязательства по договору не выполнило и не приступило к строительству. По всем 19 делам иски удовлетворены, решения вступили в законную силу и не обжаловались.

5. Обеспечение жильем военнослужащих и членов их семей зависит не только от темпов жилищного строительства, от соблюдения законности при выделении жилой площади для этой категории граждан и ее распределении. В немалой степени решению этой проблемы способствует сохранность жилого фонда, закрепленного в постоянное пользование за Министерством обороны, другими министерствами и ведомствами Российской Федерации, в войсках которых военнослужащие проходят военную службу.

В спорах между гражданами и воинскими частями (военными учебными заведениями) большинство составляют иски о признании права пользования жилыми помещениями за бывшими членами семей военнослужащих, выехавших к новому месту службы либо уволившихся в запас после расторжения брака. Судами Санкт-Петербурга и Московской области признано право пользования жилыми помещениями, состоящими на балансе воинских частей, военных академий, за бывшими женами военнослужащих К., Г., Л., поскольку у всех их на иждивении несовершеннолетние дети.

Р. обратилась в суд с иском к Академии связи им. С.М.Буденного о признании права на жилую площадь. В обоснование требований указала, что в 1991 г. ее мужу на семью из 3 человек была предоставлена комната в коммунальной квартире (на период учебы в академии). В мае 1993 г. брак был расторгнут, а в июле 1993 г. бывший муж убыл к новому месту службы, однако ответчик не закрепляет за ней комнату в постоянное пользование. Калининский районный суд г. Санкт-Петербурга, учитывая, что истица с несовершеннолетним сыном относятся к категории лиц, которые не могут быть выселены без предоставления другого жилого помещения, признал за ними право на спорную жилую площадь.

6. Требования на выселение из жилых помещений, о признании военнослужащих утратившими право пользования жилыми помещениями и расторжении договора найма жилого помещения предъявлялись в суды командованием воинских частей, руководством военных академий, прокурорами.

Например, уволенный с военной службы П., несмотря на то, что получил жилую площадь по избранному после увольнения в запас месту жительства (в г. Пенза), продолжал занимать квартиру в закрытом городке Кузнецк-8. По иску прокурора решением военного суда П. выселен из квартиры.

Чеховским городским судом Московской области признаны утратившими право на жилые помещения военнослужащие К., Ш., А., убывшие для прохождения военной службы на Украину и в Азербайджан, не сдав в установленном порядке квартиры КЭЧ. Военный прокурор Мулинского гарнизона предъявил целый ряд исков в интересах Гороховецкой КЭЧ. Дзержинский городской суд Нижегородской области вынес решения о расторжении договоров найма жилого помещения с бывшими военнослужащими Р., З., которые квартиры не сдали, а вселили поднанимателей; оба обеспечены жильем по вновь избранному месту жительства в городах Краснодаре и Тамбове.

Предъявленные прокурором иски к военнослужащим К., Ш., Л. о признании ордеров недействительными и выселении также удовлетворены, поскольку ответчики были обеспечены жильем по прежнему месту службы, а при получении новых ордеров представили фиктивные справки о сдаче жилья.

7. Довольно часто при переводе к новому месту службы военнослужащие либо члены их семей (бывшие члены семей) отказываются освободить занимаемые жилые помещения, что особенно характерно для г. Москвы и Московской области. Данное обстоятельство значительно осложняет проблему обеспечения жильем либо временного расселения военнослужащих, прибывающих в регион для прохождения службы по замене или на учебу в высшие военные учебные заведения. Не случайно в общем количестве рассмотренных судами в порядке искового производства дел большинство составляют иски о выселении без предоставления другого жилого помещения. В рассмотрении дел указанной категории, как правило, участвовали прокуроры, в соответствии с заключениями которых принимались судебные решения. Как показывает практика, большинство заявленных требований о выселении являются обоснованными, поэтому они удовлетворяются и впоследствии не обжалуются в кассационном порядке.

Вместе с тем наметившийся в 1997 г. новый подход надзорной инстанции к рассмотрению дел по искам военных академий, университетов к гражданам о выселении из жилых помещений так называемого "слушательского" фонда обращает на себя особое внимание с точки зрения изменений сложившейся судебной практики по такого рода спорам.

Удовлетворяя иски (всего 92), суды исходили из того, что жилая площадь предоставлялась ответчикам только на период учебы, с ними заключался договор о поднайме жилья; поскольку срок договора истек, а ответчики добровольно освободить жилье отказываются, то в соответствии со ст.ст. 80, 81 ЖК РСФСР они подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения как временные жильцы. Кассационная и надзорная инстанции соглашались с такой позицией. Однако в 1996 г. президиумом Московского городского суда по надзорным протестам заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации и председателя Мосгорсуда было отменено 2 решения. В 1997 г. президиумом отменено 17 решений, из них по протестам заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации - 6, председателя Мосгорсуда - 4, прокурора города - 7.

Протесты приносились по тем основаниям, что, разрешая споры и удовлетворяя иски о выселении без предоставления другого жилого помещения, суды не определяли характер жилищных правоотношений, возникших между сторонами, не выясняли статус занимаемой ответчиками жилой площади, а также обеспечены ли военнослужащие и члены их семей жильем по новому месту службы; при вынесении решений неправильно руководствовались ст. 81 ЖК РСФСР.

Решением Бабушкинского межмуниципального суда от 20 декабря 1994 г. удовлетворен иск Военной академии им. М.В.Фрунзе о выселении Ф. без предоставления другого жилого помещения из 4-комнатной квартиры, предоставленной Ф. на период учебы в академии. Постановлением президиума Мосгорсуда от 4 октября 1995 г. отклонен протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации. По протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 декабря 1995 г. состоявшиеся судебные постановления отменены и дело направлено на новое рассмотрение.

В определении Судебной коллегии указано, что нанимателем по договору найма жилого помещения может быть только физическое лицо. Квартира семье Ф. предоставлена не физическим лицом, а организацией (академией), поэтому вывод суда о том, что на период обучения ответчика между сторонами был заключен договор поднайма жилой площади, по которому академия является нанимателем, а Ф. - поднанимателем, нельзя признать правильным. Кроме того, суд не выяснил статус занимаемой ответчиком квартиры.

При новом рассмотрении решением Бабушкинского суда от 17 января 1997 г. иск академии о выселении Ф. удовлетворен. Суд обязал начальника Московского ВОКУ, где ответчик проходил службу, обеспечить семью Ф. жильем в соответствии с требованиями закона.

При рассмотрении дела суд установил, что спорная жилая площадь является муниципальной собственностью г. Москвы и передана академии в оперативное управление, т.е. для обеспечения слушателей на период обучения. Не установлено, что имеются решения о переводе жилплощади в разряд общежития или в разряд служебной. Ф. по отношению к спорной квартире является поднанимателем, т.е. временным жильцом, имеющим право проживания в ней с согласия нанимателя, но не приобретающим самостоятельного права на это жилье. На статус временного жильца в отношении спорной площади указывает и временный характер регистрации по месту пребывания (прописки) на период обучения. Вместе с тем ответчики не могут быть выселены из спорной квартиры без предоставления другого жилого помещения, поскольку Законом Российской Федерации "О статусе военнослужащих" предусмотрена обязанность предоставления военнослужащему жилплощади по месту прохождения службы.

Сами по себе подобные споры возникают в связи с тем, что не определен правовой статус как жилья, находящегося в оперативном управлении у истцов, так и лиц, вселяемых истцами в жилые помещения на период обучения в военных учебных заведениях (на наш взгляд, было бы целесообразно предоставлять слушателям жилье по договору аренды). Представляется, что при разрешении споров указанной категории суды должны исходить из того, что переданная военным учебным заведениям жилая площадь для вселения слушателей на период обучения не должна изменять свое строго целевое назначение на основании судебных решений, поскольку требования истцов о выселении бывших слушателей законны и обоснованны.

8. Обращения в суды военных и территориальных прокуроров связаны, как правило, со злоупотреблениями должностных лиц, разбазариванием жилья, предназначенного для военнослужащих, лиц, уволенных с военной службы, и членов их семей, при его распределении.

Военный прокурор Ростовского-на-Дону гарнизона предъявил в суд иск к М. о признании ордера недействительным и выселении из однокомнатной квартиры без предоставления другого жилого помещения, поскольку указанное жилое помещение предоставлено с грубым нарушением закона ответчику, который проживал с семьей в 2-комнатной квартире и в улучшении жилищных условий не нуждался. Иск удовлетворен. По ходатайству прокурора судом вынесено частное определение о грубом нарушении закона при оформлении ордера на имя М., о злоупотреблении служебным положением воинских должностных лиц СКВО. Определение направлено командующему СКВО для принятия мер и для сведения - в Министерство обороны Российской Федерации, Главному военному прокурору, военному прокурору СКВО.

Военный прокурор Мулинского гарнизона предъявил в Дзержинский городской суд Нижегородской области иск в интересах Гороховецкой КЭЧ к Д. о признании ордера недействительным и выселении. Суд установил, что ордер выдан на основании фиктивных документов, оформленных воинским должностным лицом войсковой части 00000 на имя Д., который никогда не проходил службу в этой части. Иск прокурора удовлетворен. Из дела по иску к Д. следует, что тем же должностным лицом были оформлены фиктивные документы для выдачи ордеров на получение квартир Б., Л., Р., С. Военным судом Мулинского гарнизона оформлявший ордера бывший майор К. осужден за получение взяток и злоупотребление служебным положением.

9. Капитан Н., проходящий военную службу в одной из частей Наро-Фоминского гарнизона, обратился в военный суд с жалобой, в которой просил признать неправомерными действия командира части, отказавшего ему в выделении безвозмездной финансовой помощи для строительства кооперативной квартиры в г. Ярославле на том основании, что он вступил в жилищно-строительный кооператив, расположенный не по месту его службы.

Военный суд Наро-Фоминского гарнизона действия командира признал законными и отказал Н. в удовлетворении его жалобы.

Данное решение было отменено военным судом Московского военного округа, который вынес новое решение, обязав командира части оказать Н. безвозмездную финансовую помощь на строительство кооперативного жилья в г. Ярославле.

Удовлетворяя требования Н., военный суд округа пришел к выводу о том, что оказание военнослужащим безвозмездной финансовой помощи на строительство кооперативного жилья согласно требованиям п. 14 ст. 15 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" не ставится в зависимость от того, в каком месте находится жилищно-строительный кооператив, в который вступил военнослужащий.

В протесте председателя Военной коллегии был поставлен вопрос об отмене определения военного суда округа в связи с неправильным толкованием норм материального права.

Согласно ст. 15 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" предоставление военнослужащим жилых помещений, равно как и иное улучшение их жилищных условий, осуществляются Министерством обороны Российской Федерации по нормам и в порядке, которые предусмотрены жилищным законодательством.

В соответствии с действующим законодательством (Примерные правила учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, ЖК РСФСР) обязательным условием для принятия на учет граждан (по месту их жительства либо по месту работы), нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления им жилых помещений является постоянное проживание с регистрацией по месту жительства в данном населенном пункте.

В члены ЖСК могут быть приняты также лишь граждане, постоянно проживающие в данном населенном пункте.

Вышеназванными нормативными актами установлено, что в период прохождения военной службы учет военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий, последующее предоставление им жилых помещений либо улучшение жилищных условий должны производиться в местности, где они, исполняя воинскую обязанность, проживают.

Последнее обстоятельство, вопреки выводам военного суда округа, указывалось в протесте, не нарушает конституционного права граждан на выбор места жительства. Оно обусловлено, с одной стороны, заключением гражданами контрактов о прохождении военной службы и необходимостью проживания в определенной местности в целях исполнения обязанностей, предусмотренных этими контрактами, а с другой - обязанностью органов государственной власти и управления обеспечить соблюдение прав военнослужащих, в том числе права на жилище.

Согласно требованиям ст. 6 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" право на свободу передвижения реализуется военнослужащими с учетом необходимости поддержания боевой готовности воинских частей и обеспечения своевременности прибытия военнослужащих к месту службы.

Изменять же место военной службы, в том числе переводиться в другую местность, военнослужащие имеют право лишь в соответствии с заключенным контрактом и по основаниям, установленным Положением о порядке прохождения военной службы.

Лишь в установленных действующим законодательством случаях военнослужащие имеют право (независимо от обеспечения их жильем по месту службы) на получение за счет средств Министерства обороны Российской Федерации безвозмездной финансовой помощи для строительства (покупки) жилья в другой местности, отличной от места военной службы (п. 6 ст. 15 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих") - за три года до увольнения с военной службы по возрасту и в год увольнения по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями.

Из материалов дела усматривается, что предельный возраст пребывания капитана Н. на военной службе наступит через пять лет. По месту службы он состоит в очереди на улучшение жилищных условий.

При данных обстоятельствах, с учетом того, что у Н. отсутствовали предусмотренные действующим законодательством основания для получения безвозмездной финансовой помощи на строительство (покупку) жилья в другой местности, отличной от места военной службы, военный суд гарнизона обоснованно отказал ему в удовлетворении его жалобы.

Рассмотрев дело и обсудив доводы протеста, Военная коллегия отменила определение военного суда Московского военного округа, а решение военного суда Наро-Фоминского гарнизона оставила в силе.

10. Увольнение в запас военнослужащих, проходящих службу на территории закрытого административно-территориального образования и обеспеченных там жильем по нормам, установленным действующим законодательством, без предоставления им командованием других жилых помещений по избранному постоянному месту жительства не противоречит закону.

Капитан 2 ранга Л. проходил службу в г. Заозерске - закрытом административно-территориальном образовании и по его просьбе был включен главнокомандующим ВМФ в список лиц, подлежащих заселению в строящийся многоквартирный дом в г. Краснодаре.

До момента завершения строительства указанного дома приказом главнокомандующего ВМФ Л. уволен в запас по достижении предельного возраста пребывания на военной службе.

Полагая, что он занимает служебное жилое помещение и относится к категории военнослужащих, которые не обеспечены постоянным жильем, Л. обжаловал приказ об увольнении в суд. При этом он требовал не производить его увольнение до момента фактического получения им квартиры именно в г. Краснодаре и нигде более.

Военный суд гарнизона удовлетворил жалобу заявителя, а военный суд Северного флота оставил это решение без изменения.

Рассмотрев дело в порядке надзора, Военная коллегия пришла к выводу, что суды первой и второй инстанций неправильно истолковали п. 1 ст. 22 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" 1993 г. и ошибочно увязали понятие "предоставление военнослужащим и членам их семей жилых помещений по нормам, установленным законодательством" с местом нахождения этого жилья.

Так, военные суды гарнизона и флота в основу своих решений положили вывод о том, что имеющаяся у Л. квартира на территории закрытого административно-территориального образования не может считаться жильем для постоянного проживания, следовательно, Л. надлежащим образом жильем не обеспечен и его уволили необоснованно.

Однако данный вывод не основан на законе. В п. 1 ст. 22 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" содержится запрет увольнять военнослужащих с выслугой 10 лет и более по основаниям, указанным в этой же статье, без предоставления им жилых помещений по нормам, установленным законодательством. Каких-либо иных требований к предоставляемым жилым помещениям (нахождение их в избранном постоянном месте жительства или предназначение для постоянного проживания) эта норма Закона не предъявляет.

Порядок обеспечения указанной категории граждан жильем в избранном постоянном месте жительства определялся п. 6 ст. 15 вышеназванного Закона. Обязанность по его реализации возложена на органы местного самоуправления.

Таким образом, увольнение в запас военнослужащих такой категории, к которой относится Л., без предоставления им военным командованием жилых помещений в избранном постоянном месте жительства не противоречит закону при условии, что по месту службы им предоставлено жилье по установленным нормам.

Согласно материалам дела Л. с семьей обеспечен благоустроенным жилым помещением в г. Заозерске по установленным для данной местности нормам. Причем эта квартира, вопреки утверждению в судебных решениях, не является служебной, что подтверждается ордером.

Более того, судом установлено, что ранее командование предлагало Л. на выбор квартиры в Псковской и Ленинградской областях, от получения которых он отказался и продолжал настаивать на предоставлении ему жилья в г. Краснодаре.

На момент рассмотрения дела в суде главнокомандующий ВМФ не отменил свое решение о предоставлении Л. квартиры в г. Краснодаре после завершения строительства вышеупомянутого дома.

При таких данных Военная коллегия не усмотрела в действиях командования по увольнению заявителя в запас нарушений закона и отменила состоявшиеся судебные решения в связи с неправильным применением и толкованием норм материального права.

Позиция Военной коллегии соответствует и Федеральному закону "О статусе военнослужащих" 1998 г. Сохраненное в ст. 23 этого Закона положение о невозможности увольнения военнослужащих, при определенных условиях, без предоставления им жилых помещений получило существенное дополнение: "при желании указанных военнослужащих получить жилые помещения не по месту увольнения с военной службы они обеспечиваются жилыми помещениями по избранному месту постоянного жительства в порядке, предусмотренном пунктами 13 и 14 статьи 15 настоящего Федерального закона", т.е. органами местного самоуправления.

11. В военный суд Самарского гарнизона обратился офицер Ш., достигший предельного возраста пребывания на военной службе и имеющий заболевание, дающее право на увольнение по состоянию здоровья, с жалобой на бездействие командования, выразившееся в игнорировании его неоднократных рапортов о предоставлении жилья и оформлении документов об увольнении с военной службы.

В жалобе Ш. просил обязать командование уволить его с военной службы с предоставлением жилья или выдачей безвозмездной ссуды на приобретение квартиры.

Своим решением военный суд гарнизона удовлетворил жалобу частично и обязал соответствующего командира представить документы на увольнение Ш. с военной службы в связи с признанием его ограниченно годным к военной службе с оставлением в списках очередников части на получение жилого помещения.

Военный суд Приволжского военного округа, рассмотрев дело по кассационной жалобе заявителя, решение суда первой инстанции отменил и в удовлетворении жалобы Ш. отказал.

При этом военный суд округа указал, что Ш. как перед командованием, так и перед судом ставил вопрос о своем увольнении с одновременным предоставлением жилья. Согласия на увольнение без предоставления жилья он не давал и не просил об этом. Суд же, разделив произвольно вопреки ст. 195 ГПК РСФСР единое требование Ш. на два, принял неверное решение по существу жалобы.

Поскольку в соответствии с п. 1 ст. 22 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" 1993 г. Ш. не может быть уволен с военной службы по состоянию здоровья без предоставления жилого помещения, а реальное обеспечение его жильем, как установил суд, возможно лишь в порядке очередности, то вывод суда первой инстанции о необходимости реализации права заявителя на увольнение с военной службы по состоянию здоровья, по мнению военного суда ПриВО, является необоснованным.

Сходная позиция высказана и военным судом Уральского военного округа по делу офицера Н.

Однако, с точки зрения Военной коллегии, указанные судебные решения военных судов округов не основаны на законе.

Положения п. 1 ст. 22 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" 1993 г. и п. 1 ст. 23 Федерального закона "О статусе военнослужащих" 1998 г. являются законодательными гарантиями того, что военнослужащий, прослуживший определенный срок и подлежащий увольнению по объективным причинам (возраст, состояние здоровья, организационно-штатные мероприятия), будет обеспечен жильем хотя бы перед увольнением за счет того ведомства, службе в котором он посвятил значительный отрезок своей жизни (не менее 10 лет) и которое по различным причинам не предоставило ему жилье ранее, в том числе в установленный законом трехмесячный срок со дня прибытия к новому месту службы.

Рассматривать данные нормы в качестве основания для продления гражданину срока военной службы, что фактически сделали суды по указанным выше делам, нельзя. Это вытекает из положений как ранее действовавшего, так и нового законодательства.

В частности, согласно п. 4 ст. 37 Закона Российской Федерации "О воинской обязанности и военной службе" 1993 г. никто не вправе продлить гражданину истекший срок военной службы.

В соответствии с п. 11 ст. 38 Федерального закона 1998 г. с аналогичным названием допускается задержка военнослужащего на службе в случаях, указанных в этой же статье. Такого основания, как необеспечение жильем, в этом перечне нет.

Достижение предельного возраста пребывания на военной службе, бесспорно, является основанием для увольнения такого военнослужащего в запас или отставку (ст.ст. 37 и 48 Закона 1993 г.; ст. 51 Федерального закона 1998 г.).

Таким образом, по вышеуказанному делу Ш. судом установлено, что заявитель имел право как на увольнение с военной службы, так и на получение жилого помещения за счет Министерства обороны Российской Федерации, о чем он и ставил вопрос в жалобе. Отказав ему в удовлетворении этих требований, военный суд ПриВО не только не восстановил нарушенные права заявителя, но и фактически судебным решением, с одной стороны, лишил его права на гарантированное законом своевременное увольнение с военной службы по возрасту, а с другой - признал законными продолжающиеся нарушения его прав командованием, которое ни жилья не предоставляет, ни вопросы увольнения не решает. Такое толкование п. 1 ст. 22 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" 1993 г., на которую сослался суд, недопустимо.

По указанным делам необходимо принимать решения об удовлетворении жалобы в полном объеме, обязывая соответствующих должностных лиц обеспечить заявителя жильем по установленным нормам и представить необходимые документы для его увольнения с военной службы.

Некоторые другие жилищные споры по материалам судебной практики приведены в приложении к настоящему изданию.

 

Разрешение жилищных споров, осуществляемое судами общей юрисдикции

 

В судах общей юрисдикции разрешаются жилищные споры между наймодателями и нанимателями в домах государственного, общественного и индивидуального жилищных фондов, нанимателями и членами их семей, споры между гражданами и жилищно-строительными кооперативами, связанные с жилищными правоотношениями, и иные жилищные споры, в частности, о выселении лиц, самоуправно занявших жилые помещения в домах жилищно-строительных кооперативов либо в принадлежащих гражданам на праве собственности, а также самовольно вселившихся в нежилые дома и помещения; о выселении из указанных домов, если они грозят обвалом; о выселении из самовольно построенных домов, подлежащих сносу по решению органов местного самоуправления; о предоставлении жилого помещения по требованиям, основанным на гражданско-правовых обязательствах (в связи со сносом дома, проведением капитального ремонта, переоборудованием дома в нежилой и т.п.); о выдаче ордера на жилое помещение, предоставленное по совместному решению администрации и органа соответствующей общественной организации и профсоюзного комитета с последующим сообщением органу местной администрации о предоставлении жилого помещения для заселения*(213).

Право на судебную защиту жилищных прав военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей опирается на принципиальное положение ст. 46 Конституции Российской Федерации, согласно которому каждому гарантируется судебная защита прав и свобод. Суды призваны обеспечивать надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина путем своевременного и правильного рассмотрения дела. Суды, разрешая споры, вытекающие из жилищных правоотношений, обязаны обеспечивать надлежащую защиту нарушенных прав как физических, так и юридических лиц путем своевременного и правильного рассмотрения дел.

При принятии искового заявления о выселении граждан по предусмотренным законом основаниям с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения (ст.ст. 83, 91, 94, 137 ЖК РСФСР) либо другого жилого помещения, отвечающего санитарным и техническим требованиям (чч. 1 и 2 ст. 82; ст.ст. 95, 108, ч. 2 ст. 110 ЖК РСФСР), судья обязан проверить, указано ли в заявлении конкретное свободное жилое помещение, предоставляемое выселяемым. При отсутствии такого указания судья выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает истца, и предоставляет ему срок для исправления недостатка заявления. В случае невыполнения требования судьи заявление считается не поданным и возвращается истцу.

При решении вопроса о принятии заявления о выселении с предоставлением другого жилого помещения по основаниям, предусмотренным ст. 100 ЖК РСФСР, т.е. в связи с признанием ордера недействительным, следует иметь в виду, что истец должен указать в заявлении конкретное жилое помещение, предоставляемое выселяемым, только в том случае, когда на нем самом лежит обязанность по его предоставлению. Если же предоставить жилое помещение выселяемым должно другое лицо, например, когда предъявляется иск о признании ордера недействительным по мотиву выдачи его на жилое помещение, право пользования которым принадлежит другому гражданину, либо когда в суд с заявлением о признании ордера недействительным обращается прокурор в интересах другого лица, то судья не вправе требовать указания в заявлении конкретного жилого помещения для предоставления выселяемым гражданам; в таких случаях судья привлекает к участию в деле местную администрацию или предприятие, учреждение, организацию, на которых в случае удовлетворения иска должна быть возложена обязанность предоставить выселяемым другое жилое помещение.

Суд создает необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела: разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий и в случаях, предусмотренных процессуальным законодательством, оказывает им содействие в осуществлении их прав.

Положения ст. 46 ЖК РСФСР могут применяться в случаях освобождения в квартире изолированных жилых комнат в домах государственного, муниципального и общественного фондов, кроме приватизированных гражданами или иным образом переданных в собственность другим физическим или юридическим лицам.

Граждане, проживающие в служебных жилых помещениях и в общежитиях, прав, предусмотренных ст. 46 ЖК РСФСР, не имеют. Правила ст. 46 ЖК РСФСР о заселении освободившихся в квартире жилых помещений не применяются к случаям, когда в квартире, в которой проживают наниматели неслужебных жилых помещений, освободилось служебное жилое помещение, если правовой режим этого помещения в установленном порядке не изменен.

При решении вопроса о том, подлежит ли удовлетворению требование о предоставлении жилого помещения в порядке ст. 46 ЖК РСФСР, следует иметь в виду, что освобождающееся изолированное жилое помещение может быть передано в пользование проживающим в этой квартире нанимателям, имеющим жилую площадь менее установленной нормы на одного человека (с учетом права на дополнительную жилую площадь), лишь при отсутствии в квартире нуждающихся в улучшении жилищных условий нанимателей, претендующих на получение этого помещения (ст. 29 ЖК РСФСР).

Необходимо также учитывать, что иск может быть удовлетворен при условии, если размер занимаемого нанимателем жилого помещения и освободившегося жилого помещения, на которое он претендует, в общей сложности не превышает нормы, установленной ст. 38 ЖК РСФСР, кроме случаев, когда наниматель или члены его семьи имеют право на дополнительную площадь либо такое превышение является незначительным. Вопрос о том, является ли превышение размера жилой площади незначительным, решается судом в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела. Изменения, происшедшие в составе семьи нанимателя (например, в связи с рождением ребенка, вселением в установленном порядке члена семьи и т.п.), а также обстоятельства, связанные с возникновением у нанимателя или членов его семьи права на дополнительную жилую площадь, учитываются судом при решении вопроса о возможности предоставления нанимателю освободившегося изолированного жилого помещения за период со дня освобождения помещения до его предоставления другому лицу, а если помещение никому не предоставлено, - до разрешения дела в суде.

Если на освободившееся изолированное жилое помещение претендуют два и более проживающих в той же квартире нанимателя, каждый из которых относится к лицам, имеющим право на его получение, то, решая вопрос, кому из них отдать преимущество, суду следует исходить из того, кто из этих граждан в большей степени нуждается в улучшении жилищных условий, учитывая при этом размер занимаемых ими жилых помещений, состав их семей, а также другие заслуживающие внимания конкретные обстоятельства (состояние здоровья проживающих, их возраст, планировку помещений и т.п.).

Нарушение очередности предоставления гражданам жилых помещений может служить основанием для признания ордера недействительным.

С заявлением о признании ордера недействительным по мотивам нарушения очередности предоставления жилых помещений вправе обратиться в суд предприятие, учреждение, организация или местная администрация, в ведении которых находится жилое помещение, либо прокурор в их интересах; в случае возбуждения дела по заявлению прокурора эти лица извещаются судьей о возникшем процессе и участвуют в нем в качестве истцов. Граждане, состоящие на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий и считающие, что жилое помещение должно быть предоставлено им, обращаться в суд с такими исками не могут, поскольку субъективного гражданского права на указанное в ордере жилое помещение они не имеют.

При рассмотрении дел по искам о признании недействительными ордеров, предъявленным по мотивам нарушения очередности предоставления жилых помещений, суду необходимо выяснять: действительно ли была нарушена очередность предоставления ответчику жилого помещения, не имеет ли ответчик по закону права на внеочередное или первоочередное предоставление жилого помещения либо предоставление жилого помещения на условиях, которые в соответствии с законодательством могут быть предусмотрены при заключении трудового договора; не было ли в установленном порядке, например в соответствии со ст. 41 ЖК РСФСР, принято решение о предоставлении ответчику, нуждающемуся в улучшении жилищных условий, жилого помещения вне очереди; если при выдаче ордера очередность предоставления жилых помещений не была соблюдена, то не явилось ли это следствием того, что граждане, стоявшие на учете по улучшению жилищных условий впереди ответчика, не претендовали на указанное в ордере жилое помещение (например, желали получить квартиру большего размера) либо не отпали ли к моменту рассмотрения дела обстоятельства, препятствовавшие ранее в предоставлении ответчику жилого помещения (например, граждане, стоявшие на учете по улучшению жилищных условий впереди ответчика, получили жилые помещения и больше не претендуют на помещение, о котором возник спор).

Если при рассмотрении судом дела о признании недействительным выданного гражданину ордера на жилое помещение возникнет спор между государственными или общественными органами, предприятиями, учреждениями, организациями о праве на заселение указанного в ордере жилого помещения (например, спор о праве предприятия на заселение жилого помещения, освободившегося в доме, переданном предприятием местной администрации), суд не вправе прекратить производство по делу по мотиву неподведомственности спора суду либо приостановить производство по делу до разрешения этого спора арбитражным судом, а должен рассмотреть дело в полном объеме, поскольку требование о признании ордера недействительным суду подведомственно, а при объединении нескольких связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду, а другие - арбитражному суду, все требования подлежат рассмотрению в суде общей юрисдикции, если оспариваемые вопросы не касаются предпринимательских или иных экономических отношений.

Стороной в спорах, вытекающих из условий договора найма жилого помещения, в силу ст. 671 ГК РФ является собственник жилого помещения или управомоченное им лицо (наймодатель), в том числе и жилищно-эксплуатационные организации и службы. При этом следует иметь в виду, что переход права собственности на занимаемое по договору найма жилое помещение не влечет расторжения или изменения договора найма жилого помещения. Новый собственник становится наймодателем на условиях ранее заключенного договора найма.

ЖК РСФСР (ст. 53) наделяет всех членов семьи, в том числе и несовершеннолетних, равными правами, вытекающими из договора найма жилого помещения, поэтому опекун (попечитель) несовершеннолетнего может от имени подопечного осуществлять все предоставленные ему правомочия. В частности, он может в интересах несовершеннолетнего требовать раздела жилого помещения и заключения от его имени отдельного договора найма (в том числе и когда несовершеннолетний окажется единственным лицом, имеющим право на занимаемое жилое помещение). Поскольку на совершение сделок по распоряжению имуществом подопечного опекун (попечитель) должен получить согласие органа опеки и попечительства (ст.ст. 36, 37 ГК РФ), постольку к участию в деле привлекаются эти органы.

Разрешая споры, возникшие в связи с правом нанимателя или членов его семьи на сохранение за ними жилого помещения при выезде на длительный срок в случаях, предусмотренных ст. 62 ЖК РСФСР, следует учитывать, что жилое помещение сохраняется за этими лицами на основании охранного свидетельства (брони), которое должно оформляться не позднее шести месяцев со времени выезда.

По истечении указанного срока жилое помещение может быть забронировано за гражданами, если они в судебном порядке не признаны утратившими право на жилое помещение.

Если гражданин, имеющий право забронировать занимаемое им жилое помещение, не сделал этого в течение шести месяцев и к нему предъявлен иск о признании утратившим право на жилую площадь либо если указанное жилое помещение занято другими лицами и гражданином предъявлен иск о восстановлении его права на жилую площадь, суд вправе принять во внимание и другие письменные доказательства, подтверждающие право забронировать жилое помещение.

Следует также иметь в виду, что в соответствии с Инструкцией о порядке бронирования жилого помещения, утвержденной постановлением Совета Министров РСФСР от 31 июля 1984 г. N 336, право бронирования жилого помещения имеют наниматели и члены их семей в домах государственного, муниципального и общественного жилищных фондов, в том числе и в домах предприятий, учреждений, организаций важнейших отраслей народного хозяйства, включенных в списки, утверждаемые Правительством Российской Федерации.

Жилые помещения в домах, находящихся в собственности граждан и жилищно-строительных кооперативов, бронируются только за членами семьи собственника жилого дома и за членами семьи члена жилищно-строительного кооператива. Нанимателям жилых помещений в указанных домах право бронирования не предоставлено. Не подлежат бронированию также жилые помещения за лицами, проживающими в общежитии и на служебной площади, за временными жильцами и поднанимателями в домах государственного, муниципального и общественного жилищных фондов.

При рассмотрении дел о принудительном обмене жилого помещения (ст. 68 ЖК РСФСР) проверяются заслуживающие внимания доводы членов семьи, проживающих в обмениваемом помещении, для соблюдения их интересов. Под заслуживающими внимания доводами и интересами членов семьи, которые должны учитываться судом по таким делам, следует понимать наличие обстоятельств, препятствующих им в силу возраста, состояния здоровья и т.п., пользоваться предоставляемым в порядке обмена жилым помещением.

Если спор возник между членами семьи, занимающими отдельную квартиру, отсутствие согласия одного или нескольких из них переехать в жилое помещение, расположенное в квартире, где проживают и другие наниматели, само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении иска, поскольку при распаде семьи, повлекшем необходимость обмена, эти лица фактически уже не пользуются отдельной квартирой.

При разрешении споров о выселении из занимаемого жилого помещения на время капитального ремонта дома (ст. 82 ЖК РСФСР) выясняется, находится ли предоставляемое жилое помещение в том же населенном пункте и пригодно ли оно для проживания выселяемых граждан с учетом их возраста, состояния здоровья, других заслуживающих внимания интересов, а также продолжительности капитального ремонта.

Если выселение нанимателей производится из домов или жилых помещений, принадлежащих гражданам на праве собственности, судом в каждом случае проверяется необходимость проведения капитального ремонта, реальная возможность собственника дома приступить к нему (например, наличие средств, материалов), а также время, в течение которого возможно выполнение ремонтных работ. В решении о выселении нанимателя и членов его семьи судом указывается срок, на который выселяются ответчики.

Разрешая споры, связанные с переустройством, перепланировкой жилых и подсобных помещений, следует выяснять, имеется ли на это согласие не только нанимателя, но и наймодателя (ст. 84 ЖК РСФСР) и как наиболее целесообразно произвести переустройство указанных помещений, для чего к участию в деле привлекаются органы жилищно-коммунального хозяйства. Следует учесть, что в силу ст. 681 ГК РФ (п. 3) переоборудование жилого дома, в котором находится сданное внаем жилое помещение, если такое переоборудование существенно изменяет условия пользования жилым помещением, без согласия нанимателя не допускается. Если данный спор возник между нанимателями, проживающими в домах, принадлежащих гражданам на праве собственности, надлежит учитывать, что для какого-либо переустройства в этих домах необходимо не только разрешение местной администрации, но и согласие собственника дома, которому в силу ст. 209 ГК РФ принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

В силу ст. 86 ЖК РСФСР суд вправе удовлетворить требование о разделе жилого помещения, если истцу в соответствии с приходящейся на его долю жилой площадью либо с учетом состоявшегося соглашения о порядке пользования жилым помещением может быть выделено изолированное помещение, состоящее из одной или нескольких комнат (ст. 52 ЖК РСФСР). В случае когда одной из сторон в соответствии с приходящейся на ее долю жилой площадью можно выделить с учетом санитарных и технических требований изолированное помещение по размеру менее установленной ст. 38 ЖК РСФСР нормы жилой площади, суд не вправе отказать в удовлетворении иска со ссылкой только на это обстоятельство, поскольку закон не исключает возможность заключения договора найма жилого помещения площадью менее 12 кв.м.

При рассмотрении дел о выселении в другое благоустроенное жилое помещение в случаях, когда дом, в котором проживает наниматель, подлежит сносу в связи с отводом земельного участка для государственных или общественных нужд либо если дом (жилое помещение) переоборудуется в нежилой (ст. 92 ЖК РСФСР), судом проверяется, имеется ли решение компетентного органа об изъятии земельного участка для государственных или общественных нужд либо о переводе жилого дома (жилого помещения) в нежилой (ст.ст. 8, 9 ЖК РСФСР). В силу ч. 3 ст. 35 Конституции Российской Федерации никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

По делам о выселении в другое благоустроенное помещение лиц, не являющихся его собственниками, по основаниям, предусмотренным ст. 92 ЖК РСФСР, а также в случае существенного изменения размера жилой площади, занимаемой нанимателем, или когда она не сохранилась в результате капитального ремонта (ст. 83 ЖК РСФСР), судом учитывается состояние здоровья выселяемых граждан и другие заслуживающие внимания обстоятельства, затрудняющие пользование предоставляемым помещением.

При рассмотрении дел о выселении лиц, не являющихся собственниками жилого помещения, по предусмотренным законом основаниям с предоставлением другого жилого помещения (например, в соответствии со ст. 108 ЖК РСФСР) следует иметь в виду, что размер этого помещения должен быть определен таким образом, чтобы в результате выселения гражданин не становился нуждающимся в улучшении жилищных условий (п. 1 ст. 29 ЖК РСФСР). Необходимо также учитывать, что предоставляемое в таких случаях жилое помещение не обязательно должно соответствовать норме, по которой обеспечиваются жилыми помещениями граждане, нуждающиеся в улучшении жилищных условий (ст. 40 ЖК РСФСР, постановление Совета Министров РСФСР "Вопросы, связанные с принятием Жилищного кодекса РСФСР" от 9 сентября 1983 г. N 427).

При выселении с предоставлением другого благоустроенного жилого помещения судам необходимо тщательно проверять, отвечает ли оно требованиям ст. 96 ЖК РСФСР, имея в виду, что отсутствие коммунальных удобств и неблагоустроенность того жилого помещения, из которого выселяется наниматель, не является основанием для предоставления жилого помещения, не соответствующего требованиям указанной нормы закона.

По делам о выселении из служебных жилых помещений необходимо устанавливать, относится ли жилое помещение, по поводу которого возник спор, к служебному. При этом следует исходить из того, что помещения в домах государственного, муниципального и общественного жилищного фонда и фонда жилищно-строительных кооперативов считаются служебными со времени вынесения решения местной администрации о включении их в число служебных (в домах жилищно-строительных кооперативов помещения могут быть включены администрацией в число служебных только с согласия общего собрания членов кооператива), а в домах, принадлежащих колхозам, - со времени утверждения местной администрацией решения общего собрания членов колхоза или собрания уполномоченных.

Если на служебное жилое помещение вселен гражданин по ордеру на жилое помещение в доме государственного, муниципального или общественного жилищного фонда (и наоборот) либо в служебное жилое помещение по служебному ордеру вселено лицо, не относящееся к категории работников, которым может быть предоставлено такое жилое помещение, ордер признается недействительным с наступлением последствий, предусмотренных ст. 100 ЖК РСФСР.

С учетом того, что в силу ст. 108 ЖК РСФСР некоторые категории граждан, проживающих в служебных жилых помещениях, не подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения, при рассмотрении дел о выселении из служебных жилых помещений необходимо также выяснять, не обладают ли ответчики льготой, предусмотренной указанной статьей. К гражданам, имеющим такую льготу, в частности, относятся лица, проработавшие на предприятии, в учреждении, организации, предоставивших им служебное жилое помещение, не менее десяти лет.

Поскольку закон не требует, чтобы указанный стаж работы был непрерывным, не могут быть выселены без предоставления другого жилого помещения лица, проработавшие на предприятии, в учреждении, организации, предоставивших служебное жилое помещение, в общей сложности десять лет, причем в этот стаж включается и работа по совместительству.

Требование о выселении из служебных жилых помещений в случаях, предусмотренных ст. 108 ЖК РСФСР, не подлежит удовлетворению, если предоставляемое помещение также включено в число служебных либо является общежитием, так как выселяемый не является лицом, которому в соответствии со ст.ст. 101, 109 ЖК РСФСР может быть предоставлено такое жилое помещение.

По делам о выселении собственников домов, сносимых в связи с изъятием земельного участка для государственных или общественных нужд, членов их семьи, а также других граждан, постоянно проживающих в этих домах, следует иметь в виду, что предоставление в указанных случаях служебных жилых помещений является недопустимым, поскольку такая жилая площадь в силу ст. 101 ЖК РСФСР предназначается для заселения только гражданами, которые в связи с характером трудовых отношений должны проживать по месту работы или вблизи от него.

Разрешая споры о выселении из общежития, следует проверять, является ли общежитием помещение, занимаемое ответчиком, для чего необходимо выяснять следующие обстоятельства: находится ли дом, в котором расположено помещение, в ведении истца; построен ли он в качестве общежития либо специально переоборудован для этой цели; имеется ли разрешение санэпидемстанции на его заселение как общежития; выдавался ли в установленном порядке ордер на занятие жилой площади в общежитии; укомплектован ли дом (жилое помещение) мебелью, специальным оборудованием, инвентарем, культурно-бытовыми предметами, необходимыми для проживания, занятий и отдыха граждан; имеются ли штаты для обслуживания общежития; взимается ли плата за пользование им и др.

Полученные доказательства должны быть исследованы в судебном заседании и оценены в совокупности. Только после этого суд вправе решить вопрос о том, распространяется ли на помещение, по поводу которого возник спор, правовой режим общежития.

При рассмотрении дела о выселении из общежития, предоставленного в связи с работой, необходимо выяснять, какой трудовой договор был заключен между истцом и ответчиком и по каким основаниям он был прекращен, имея в виду, что в соответствии со ст. 110 ЖК РСФСР без предоставления другого жилого помещения могут быть выселены прекратившие работу сезонные, временные работники, лица, работающие по срочному трудовому договору, а также работники, уволившиеся по собственному желанию без уважительных причин, уволенные за нарушение трудовой дисциплины или совершение преступления. Лица, прекратившие работу по иным основаниям, а также лица, перечисленные в ст. 108 ЖК РСФСР, могут быть выселены лишь с предоставлением им другого жилого помещения, отвечающего требованиям ст. 97 ЖК РСФСР.

Если общежитие было предоставлено гражданину, не относящемуся к лицам, которые имеют право на предоставление жилой площади в общежитии, и к указанному лицу предъявлен иск о выселении по этому основанию, необходимо, применительно к ст. 48 ЖК РСФСР, решить вопрос о признании недействительным ордера на занятие жилой площади в общежитии с наступлением последствий, предусмотренных ст. 100 ЖК РСФСР.

Выселение по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 95, ст.ст. 107, 110 ЖК РСФСР, допускается в случае прекращения с нанимателем трудовых отношений. Поэтому не могут быть выселены по указанным основаниям бывшие члены семьи нанимателя, выехавшего на постоянное жительство в другое место, если трудовые отношения с ним не прекращены.

При рассмотрении дел о выселении по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 95 и ч. 2 ст. 110 ЖК РСФСР, судам при решении вопроса о том, является ли причина увольнения ответчика по собственному желанию уважительной, следует иметь в виду, что перечень таких причин предусмотрен разъяснением Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС от 9 июля 1980 г., утвержденным постановлением Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС от 9 июля 1980 г. N 198/12-21. В зависимости от конкретных обстоятельств дела уважительными могут быть признаны также и другие причины (например, увольнение вследствие того, что ответчику, окончившему учебное заведение, не была предоставлена работа по полученной специальности).

Судам также следует иметь в виду, что в силу ст. 688 ГК РФ в случае расторжения договора найма жилого помещения наниматель и другие граждане, проживающие в жилом помещении к моменту расторжения договора, подлежат выселению из жилого помещения на основании решения суда.

С учетом важности защиты конституционного права граждан на жилище, а также прав предприятий, учреждений, организаций, осуществляющих эксплуатацию и обеспечивающих сохранность жилищного фонда, судам надлежит в каждом случае выяснять причины и условия, порождающие нарушения жилищного законодательства, и реагировать на них путем вынесения частных определений*(214).

 

Лучшие книги

Введение в право - П. Сандевуар.
Господарське право України - В.С. Щербина.
Основи римського приватного права - Є.М. Орач, Б.Й. Тишик.
Жилищное право - О.А. Городов.
Государственное и региональное управление - Э.А. Уткин, А.Ф. Денисов.
Адвокат как субъект доказывания в гражданском и арбитражном процессе - А.А. Власов.
Защита в советском семейном праве - З.В. Ромовекая.
Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела - В.Д. Арсеньев, В.Г. Заблоц
Идентификация при расследовании преступлений - В.Я. Колдин.
Правоохранительные органы. Конспекты лекций - Р.А. Беленков.
Государство и местное самоуправление в России. Теоретико-правовые основы взаимодействия - Е.М. Ковешников.
Организация управления оперативно-розыскной деятельностью - В.П. Хомколов.




 
polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.